Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: утро туманное (список заголовков)
22:08 

Пансионат для солнечных саламандр

To the Lighthouse
Долго думал, из чего родился этот сон. Мама сна, по видимому, стихотворение Дмитрия Воденникова «Черновик» (эх, замусолю когда-нибудь его вконец). Там есть такие строчки:

Сколько счастья вокруг, сколько сильных людей и зверей! —
... вот приходит Антон Очиров, вот стрекочет Кирилл Медведев,
а вот человек (пригревшийся на раскаленном камне), несколько лет нёсший возле меня свою добровольную гауптвахту,
с переломанной в детстве спиной, сам похожий на солнечную саламандру,
на моё неизменное: «бедный мой мальчик»,
отвечавший —
«нет, я счастливый»...


Оплодотворенное мистической идеей о живом доме-плене, неизвестно откуда всплывшей в моем мозгу, стихотворение показало мне такой сон:
Где-то в тихом заброшенном месте на растрескавшемся асфальте стоит дом. Он больше всего напоминает детский сад, только в нем уж лет как двадцать нет детей, окна разбиты, кирпич крошится, цемент высыпается из швов. На карнизах прорастают березки: лес медленно поглощает здание. Березки появляются неизвестно откуда, потому что везде кругом растут акации и трава сплошь усеяна сухими стручками. Небо над зданием всегда серое, там всегда утро, ощущается присутствие какого-то водоема, которого не видно из-за деревьев. Это место существует на самом деле, только дома там нет.
Этот дом – пансионат для проживших жизнь целиком еще в юности. Их привозят в и оставляют здесь навсегда, потому что среди людей им не интересно. Еще почему-то им нельзя здесь умереть. Измученные и покалеченные, они живут для чего-то. Скорее всего, пытаются уйти из дома и из мира одновременно, но дом их не пускает. Сбегая из дома вечером, утром они снова к нему приходят. Дом умеет путать дороги.
На моих глазах девушка привозит сюда на инвалидной коляске юношу. Он в байковом халате и больничных тапках. У него вместо ноги – протез. Под халатом – тугой ортопедический корсет. Голоса юноши почти не слышно. Его кожа шелушится, глаза слезятся, он не может ходить. Ногти длинные и неухоженные, волосы давно не мыли, он пахнет пылью и затхлостью. Говорит девушке: «Привози мне потом, пожалуйста, протезы, этот когда-нибудь износится. А может (улыбается) и до вставных челюстей дойдет». Красивее этого юноши я не встречал.
Он остается в доме среди пансионеров, никогда не разговаривающих друг с другом. Вскоре замечает, что окон на втором этаже в доме нет. Вместо них – стеклянные двери, за которыми - бесконечный балкон, опоясывающий весь дом. На балконе нет перил, так что можно легко упасть и разбиться. Юноша понимает, что его цель теперь – найти ту дверь, за которой балкон-кольцо начинается. Только из этой двери он сможет выйти из дома навсегда.

@темы: Фрейды Фриды, утро туманное

22:09 

Хокку

To the Lighthouse
Иней на белой
Хризантеме – попробуй
Разгляди его…

@темы: во мне, онтологические замечательности, утро туманное

23:03 

Послеполуденный отдых Фавна

To the Lighthouse
Сон. В начале я бегу по заснеженному полю к далекому березовому лесу, за который садится солнце, и отовсюду слышу голос: «Вы же понимаете, что и Гёте, и Шиллер, и Пушкин – явления совершенно демонические?». Останавливаюсь, оборачиваюсь. Со странным ощущением (то ли голос принадлежал Пушкину, то ли я сам во сне был Пушкиным) переношусь в другую плоскость реальности сна. Здесь главные герои – Баба-Яга, Алёнушка и Иванушка. Все как в сказке «Гуси-лебеди» (вместо гусей – Баба-Яга), то есть колдунья похищает детей и держит их у себя. Роль Бабы-Яги мое сознание отвело Елене Николаевне Руденко – профессору кафедры теоретического и славянского языкознаня БГУ – женщине, против которой я ничего не имею и которой кое-где даже восхищаюсь. В реальности будучи славистом, во сне Баба-Яга заводит с Иванушкой оживленный спор о ценности своей научной деятельности, который неуловимо и незаметно перетекает из филологической в историческую плоскость. В конце сна Баба-Яга с неимоверным апломбом заявляет, что преподает церковнославянский язык в Оксфорде, на что Иванушка ей говорит, что подходы к периодизации истории необходимо пересматривать и роль средневековья крайне недооценена современными учеными, да и вообще нельзя называть одним именем период времени в 1000 лет. Баба-Яга смущенно соглашается. Конец сна.
Пипец, господа.
Я раньше подозревал, что сон строится из бессознательного и осознаваемого, но вот что осознаваемое приходит из прошлого, настоящего и будущего, понял, встав с постели сегодня. Итак, прошлое: посмотренная утром церемония интронизация патриарха Кирилла внесла в сон фразу о демоническом начале несчастных поэтов, а образ Бабы-Яги впечатался в мозг во время лекций по общему языкознанию. Настоящее: спал рядом с мамой, которая смотрела по ноутбуку сериал про какую-то девочку. Девочкин голос во сне унаследовала Алёнушка. Будущее: проснувшись, включил телевизор и увидел сцену дуэли Пушкина (его играл Безруков), снятую на заснеженном поле.
Вот так.

@темы: Фрейды Фриды, утро туманное

13:52 

Сон

To the Lighthouse
Сегодня снова снилось просторное метро, уже надземное. Ехал в нем по Проспекту с ощущением, что я в Минске первый день. На остановке у "Цэнтральнай кнiгарнi" меня встретила бабушка, дала два пирога, подарила коричневую шубу и меховую шапку, а потом куда-то пропала. С сожалением отметив, что шапка и громадная шуба почему-то женские, я зашел в книжный магазин, запихал пироги и шубу в какой-то угол, и, опасаясь, как бы все это ненароком не сперли, пошел выбирать книги. Навыбирал себе 7 штук, среди которых точно была Петрушевская (прямо на обрезе тома было написано: ЛЮДМИЛА ПЕТРУШЕВСКАЯ), и проснулся. Доктор, ау!

@музыка: Народная - Конь гулял на воле

@темы: Фрейды Фриды, утро туманное, чучух-чучух

08:54 

Поздравляю всех романтиков, маму и Пузикова.

To the Lighthouse

@настроение: Ракету мне, ракету!

@темы: онтологические замечательности, утро туманное

09:46 

Тибетская легенда о панде

To the Lighthouse


Давным-давно в долине Улун жила-была маленькая девочка со своей семьей. Она была пастушкой, и все ее любили за кроткий нрав и добрую душу. Когда девочка пригонала овец в горы на пастбище, из чащи к ним приходил медведь и играл с овцами. Ему казалось, что овцы - его братья, ведь сам медведь, как и они, был белый.
Однажды, когда медведь играл с отарой, из чащи вышел снежный барс и напал на девочку. Как ни старался, медведь не смог защитить пастушку, и она погибла.
Когда другие медведи услышали об этом, все они опечалились и загоревали. По старому обычаю, все они пришли на похороны доброй пастушки, посыпав лапы пеплом.
На похоронах они плакали так громко, что закрывали свои уши, чтоб не слышать. Так прекрасна была храбрая пастушка, что медведи закрывали лапами глаза, чтоб не видеть. С тех самых пор эти медведи не расстаются с черными знаками и зовутся пандами.
Три любимых сестры пастушки не выдержали горького плача медведей и бросились живыми в могилу, и стали вчетвером горой, которую люди прозвали гора Сыгунян - гора Четырех сестер. На той горе и теперь живут панды, хранимые духом отважных пастушек.

@темы: онтологические замечательности, утро туманное

11:30 

Капитан внутри

To the Lighthouse


В мире есть семь, и в мире есть три,
Есть люди, у которых капитан внутри,
Есть люди, у которых хризолитовые ноги,
Есть люди, у которых между ног Брюс Ли,
Есть люди, у которых обращаются на "Вы",
Есть люди, у которых сто четыре головы,
Есть загадочные девушки с магнитными глазами,
Есть большие пассажиры мандариновой травы,

Есть люди, разгрызающие кобальтовый сплав,
Есть люди, у которых есть двадцать кур-мяф,
Есть люди типа "жив" и люди типа "помер",
Но нет никого, кто знал бы твой номер...

БГ

@музыка: 212-85-06

@темы: во мне, утро туманное

15:20 

Откуда растут ноги у тэгов

To the Lighthouse


Николай Заболоцкий

ПОРТРЕТ

Любите живопись, поэты!
Лишь ей, единственной, дано
Души изменчивой приметы
Переносить на полотно.

Ты помнишь, как из тьмы былого,
Едва закутана в атлас,
С портрета Рокотова снова
Смотрела Струйская на нас?

Ее глаза - как два тумана,
Полуулыбка, полуплач,
Ее глаза - как два обмана,
Покрытых мглою неудач.

Соединенье двух загадок,
Полувосторг, полуиспуг,
Безумной нежности припадок,
Предвосхищенье смертных мук.

Когда потемки наступают
И приближается гроза,
Со дна души моей мерцают
Ее прекрасные глаза.

1953

@темы: solo, утро туманное

15:44 

Саша Соколов: "Инфантилизм — следствие эмоционального дефицита и ожирения личности"

To the Lighthouse


Современный географ, как впрочем и монтер, и водопроводчик, и генерал, живет всего однажды. Так живите по ветру, молодежь, побольше комплиментов дамам, больше музыки, улыбок, лодочных прогулок, домов отдыха, рыцарских турниров, дуэлей, шахматных матчей, дыхательных упражнений и прочей чепухи. А если вас когда-нибудь назовут ветрогоном, -- говорил Норвегов, гремя на всю школу найденным коробком спичек, -- не обижайтесь: это не так уж плохо. Ибо чего убоюсь перед лицом вечности, если сегодня ветер шевелит мои волосы, освежает лицо, задувает за ворот рубашки, продувает карманы и рвет пуговицы пиджака, а завтра -- ломает ненужные ветхие постройки, вырывает с корнем дубы, возмущает и вздувает водоемы и разносит семена моего сада по всему свету, -- убоюсь ли чего я, географ Павел Норвегов, честный загорелый человек из пятой пригородной зоны, скромный, но знающий дело педагог, чья худая, но все еще царственная рука с утра до вечера вращает пустопорожнюю планету, сотворенную из обманного папье-маше! Дайте мне время -- я докажу вам, кто из нас прав, я когда-нибудь так крутану ваш скрипучий ленивый эллипсоид, что реки ваши потекут вспять, вы забудете ваши фальшивые книжки и газетенки, вас будет тошнить от собственных голосов, фамилий и званий, вы разучитесь читать и писать, вам захочется лепетать, подобно августовской осинке. Гневный сквозняк сдует названия ваших улиц и закоулков и надоевшие вывески, вам захочется правды. Завшивевшее тараканье племя! Безмозглое панургово стадо, обделанное мухами и клопами! Великой правды захочется вам. И тогда приду я. Я приду и приведу с собой убиенных и униженных вами и скажу: вот вам ваша правда и возмездие вам. И от ужаса и печали в лед обратится ваш рабский гной, текущий у вас в жилах вместо крови. Бойтесь Насылающего Ветер, господа городов и дач, страшитесь бризов и сквозняков, они порождают ураганы и смерчи. Это говорю вам я, географ пятой пригородной зоны, человек, вращающий пустотелый картонный шар. И говоря это, я беру в свидетели вечность -- не так ли, мои юные помощники, мои милые современники и коллеги, -- не так ли?

Из романа "Школа для дураков"

@музыка: Би-2 и Чичерина - Падает снег

@темы: кофе ночером, утро туманное

19:48 

La llorona

To the Lighthouse
Уважаемые ПЧ, вам предлагается выбрать самую красивую плачущую женщину мирового кинемаографа.





1. Чулпан Хаматова «Бумажный солдат»
2. Вивьен Ли «Мост Ватерлоо»
3. Кармен Маура «За что мне это?»
4. Кармен Маура «Возвращение»
5. Джульетта Мазина «Ночи Кабирии»
6. Ингрид Бергман «Осенняя соната»
7. Татьяна Самойлова «Летят журавли»
8. Инна Чурикова «В огне брода нет»
9. Пенелопа Крус «Возвращение»
10. Ума Турман «Убить Билла»
11. Фэй Данэуэй «Аризонская мечта»
12. Гун Ли «Жизнь»
13. Мерил Стрип «Часы»
14. Маргарита Терехова «Зеркало»

Отметьте, пожалуйста, в комментариях, которая из них вам нравится больше и меньше всех и почему. Мне это очень интересно.
запись создана: 26.01.2010 в 20:00

@темы: утро туманное, solo

12:48 

Соседние разговоры

To the Lighthouse
Переговорный пункт в моем родном городе - заколдованное место. Я бываю здесь редко, но каждый раз на примерах убеждаюсь, что Кира Муратова - реалист, а количество абсурда в ее фильмах прямо пропорционально абсурду жизненному, бытовому.
Вот, например, старик лет семидесяти стоит сейчас в переговорной кабинке и кричит в телефонную трубку: "Мама, ты слышишь меня? Мама, ты обещала выслать денег! Алё! Не высылай на Володю, а? Не высылай! Он умер, а я живой! Вышли мне, пожалуйста! Я не пропью, нет! Я обещаю тебе! Мама, я приеду к тебе в Кисловодск! Имею на это право? Я получу деньги, и приеду! В будущем году не поеду, могу умереть уже, сейчас приеду. Вы встречайте, буду в коричневом пальто, я хорошо одеваюсь. На перрон приходите. А её я убью просто, задушу. Знаю, знаю! И что, что она судья? Я шучу так. Мама, я приеду. Пока, мама. Алё? Мне врач сказал, мама, что много кушать нельзя, но если хочется, то можно. Так что кушай! Целую мама! Я приеду! Я решил так - и сделаю!" Тут, видимо деньги на разговор закончились, и он уже притихшим голосом закончил: "Я ведь казак..."
А неделю назад одна женщина звонила куда-то на дальний Восток: "Смотрите телевизор, я вам говорю! Тут передают, что от Японии идет цунами большое к вам! Я пью капли! Всю ночь богу молилась! Так что осторожненько там! Дети, всю ночь богу молилась!"
Буду продолжать сюда наведываться.

@музыка: Снайперы - Бонни и Клайд

@темы: онтологические замечательности, утро туманное, чучух-чучух

13:40 

Они живут в бабушкином смородиновом кусте

To the Lighthouse
22:15 

Оксана Безлепкина про 21 февраля на журфаке

To the Lighthouse


Хорошая фотография, по-моему

Больше - здесь

@темы: кофе ночером, утро туманное

22:39 

Настоящее мужество

To the Lighthouse


Нашел сегодня в Минске у букиниста это издание. Прочту, потом Коэнов посмотрю. А то я начинал, но речь героя Бриджеса мне на слух не далась. Может, читал/смотрел кто (например, Путитька)? Поделитесь впечатлениями.

@темы: чучух-чучух, утро туманное

00:26 

Вот так и живем)

To the Lighthouse
19:42 

Не очень-то даже и замедленного

To the Lighthouse
На остановке сидит мама с сыном. Чадо, изнемогая от жары, прикладывает ко всем местам бутылку с холодной фантой.
- Мааам...
- Что?
- А химия у меня в следующем году будет?
- Нет, химию в старшей школе проходят.
- Бедный я бедный, - вздыхает дитя.
- Почему это ты вдруг бедный?
- Ну химию же, в принципе как, сложно ведь учить?
- Ой, что там сложного, запомнил как все элементы обозначаются - и всё. Ну еще валентность там, реакции. Что к какому элементу относится, самое главное.
- Ну а вот фанта - фанта к чему относится?
- К ядам, - тут же реагирует женщина.
- Неееет... - не верит отпрыск.
- Замедленного действия!
Мальчик медленно, с достоинством открывает бутылку, делает глоток, закручивает крышечку, выдыхает и, глядя вдаль, тихо бубнит:
- Сама ты яд. Не очень-то даже и замедленного действия.

@темы: онтологические замечательности, утро туманное

17:43 

Землетрясение/Aftershock/唐山大地震

To the Lighthouse


Говорят, это самый коммерчески успешный китайский фильм. Не знаю, так ли это, но год назад постеры "Землетрясения" висели в Китае на каждом столбе.
Я ждал чего-то либо полудокументального, либо эпичного. В итоге - не совсем первое и не совсем второе. Фэн Сяоган снял психологическую драму с элементами лубка в лучших традициях континентального кинематографа.
Первые полчаса психологически просто невыносимы, не знаю как это кино смотрят слабонервные. Дальше - длинная семейная история с разлуками, бедами, приемными родителями, нахождениями и Сычуаньским землетрясением 2008 года в конце.
Фильм сильный, хотите - смотрите.

P.S. А последние две минуты могли бы превратиться в замечательный документальный фильм, если бы за дело взялся Цзя Чжанкэ.

@темы: утро туманное

16:18 

Мастер-класс Ивана Вырыпаева

To the Lighthouse
К нам в Минск на два дня приезжал Вырыпаев, мы к нему сходили.
Повешу здесь выдержки того, что он говорил, чтобы не пропало.
Перепост из ЖЖ-сообщества движения "Двери".



Встреча началась с того, что Иван сказал: «Я не буду учить вас тому, как писать пьесу в прямом смысле слова. Это невозможно — научить писать. Я поделюсь своим опытом, своими знаниями и мыслями по поводу того, что сейчас происходит с новой драмой».

О фокусе внимания и об интеграционной теории. «Пьеса — рефлексия на то, что происходит. Опыт. Спектакль — организация внимания зрителя. Самое главное тут — фокус внимания. А самая главная задача драматурга и режиссера в том, чтобы организовать внимание таким образом, чтобы обмен опытом состоялся».

И тут важно поговорить об интеграционной теории. В чем суть? Наше сознание развивается по спирали. И каждому новому витку соответствует цвет. Например, пурпурный уровень — сакральный. Уровень, когда люди только-только проявляют себя. Это магический период, когда все объясняется вмешательством высших сил. Следующий уровень — красный. Тоталитарный. Уровень эго. Период, когда мы выбираем лидера и подчиняемся ему. Дальше переходим на синий. Это уровень этнический. На этом уровне человек представляет себя в контексте семьи, в контексте нации. То есть, человек говорит: «Я русский, а вы кто? Вы американцы? О! Вы ничего не понимаете в жизни, а вот мы, русские…» и наоборот. Это синий уровень. Дальше — уровень оранжевый. Это рациональный период, когда для людей существует только то, что можно объяснить, а на первый план ставится выгода и разум. Один из самых высоких — зеленый уровень. Еще его называют плюралистический. На этом уровне находятся многие европейские страны, Америка. Это уровень, на котором правят бал свободы и так называемое демократическое мышление. Уровень, на котором человек ощущает себя как житель планеты. Это внимание к экологическим проблемам, к защите меньшинств. Венец зеленого уровня — Амстердам. Но, несмотря на то, что этот уровень находится очень высоко, есть в нем и минусы. Во-первых, люди, которые находятся на этом участке спирали, провозглашая свободу, не приемлют отказа от этой свободы. Например, американец говорит — давайте строить демократию! Восток не хочет этого делать. Значит — нате, бомбу. Потому что если вы не хотите демократии, вы уже не в нашей песочнице. Ну, и во-вторых, зеленый уровень самый опасный. В нем нет канонов, нет запретов и ориентиров. Можно все и в любых количествах. И очень легко на нем сбиться с пути и потерять себя. Ну и еще выше, за зеленым уровнем — желтый. Интеграционный. На нем человек не навязывает своей точки зрения. Он принимает все таким, как есть и уважает чужой выбор. Пытается понять, а не изменить.

Вся соль в том, что невозможно пропустить ни один виток спирали. Нельзя попасть на зеленый, минуя красный. И, когда пишешь пьесу, необходимо понимать, на каком уровне ты находишься, на каком находятся твои зрители. Потому что идеи одного уровня на другом уже не работают. Потому что для каждого уровня нужен свой фокус внимания.

[Почитать: Кен Уилбер. «Интегральная психология»]

О постановках. «Нет смысла сейчас ставить античность. Например, «Медею». Потому что, когда ее ставили, общество находилось на пурпурном уровне спирали. Они не могли осуждать Медею за то, что она убила своих детей, потому что Медея — колдунья. Потому что это ее во многом оправдывало. И люди действительно сопереживали ее трагедии. Но сейчас, в современном мире, разве можно оправдать мать, которая убила своих детей? Разве можно сделать такую женщину Героиней? А в задумке автора Медея была именно Героиней, первоначально. Сейчас можно поставить Медею только как трактовку. То есть, по сути, уже совсем другой спектакль. А античность ставить в ее первоначальном виде несерьезно».

Об искусстве. Сейчас искусство как таковое уже изжило себя. Его уже нет. Потому что раньше были критерии, по которым можно было судить, хорошо нарисована та или иная картина или плохо. Потом появились импрессионисты, потом — поп-арт… «Вы мне никогда не докажете, что картина Моне лучше, чем картина, которую нарисовал мой сын. Вы мне скажете — тут нет пропорций! Я отвечу — отлично! Я не люблю пропорции. Вы скажете — нет теней. Я отвечу — замечательно, терпеть не могу тени! Потому что нет четких материальных критериев оценки. Нет искусства. Есть концепция. И все».

В итоге мы пришли к выводу, что единственный критерий — это мотивация. Заработать денег, прославиться или что-то еще. И эта мотивация всегда видна в продукте, который создаешь.

О реализации. «Когда я пишу пьесу, я должен предложить продюсеру что-то, иначе я просто буду никому не нужен. Можно продать:
• имя;
• сюжет;
• трактовку;
• интригу;
• текст;
• решение;
• энергию.

Самое важное — я продаю трюк. Сейчас недостаточно хорошего сюжета. Нужен способ. Но, например, в России в этом никто особенно не заинтересован. Это связано с тем, что театр не находится в сфере шоу-бизнеса. Что бы ни произошло, актерам все равно платят установленную государством зарплату. Спектакль все равно идет, даже если билеты на него не распроданы. На Западе этого не пройдет. Там важнее ответить на вопрос почему? а не про что?

О моде и современном театре. Резко прошелся Вырыпаев по тому, как воспринимают и понимают сейчас многие новую драму. «Происходит примерно так. Собираются молодые люди и говорят: «Все, создаем современный театр. Будем голые ходить и материться…». Особенно в Польше сейчас популярна эта деструкция. «А спектакль, в котором никто не снял трусы — это… просто не бывает такого!..». И самое страшное, что это действительно модно. «Снял трусы, весь в краске, кричишь, дергаешься — и ты уже в Авиньоне… — разводит руками Иван. — Но так не должно быть».

Современный театр — это не голые люди и мат. Это разговор. Ди-а-лог. В котором уже не работают метафоры, в котором зритель сопереживает живому человеку. И — что важно — никто никого не пытается обмануть, не строят четвертую стену, не создают пространства в пространстве. Действие происходит здесь и сейчас. На сцене.

Оказалось, к слову, что одним из любимых драматургов Иван считает Павла Пряжко.

Об актерах. «Это самая моя большая головная боль». Важно, чтобы актеры не пытались перевоплотиться в персонажа. «Актер, он как будто передает подарок. Передает текст. От драматурга к зрителю. Актер как бы говорит: «Я — проводник. Я — руки, которыми кто-то руководит. Когда я сам пытаюсь стать этим, я перестаю передавать. Энергия зажимается. Я для того, чтобы рассказать о крике, а не для того, чтобы показать его».

О свободе. «Мы все боимся догматов. Нам неймется — лишь бы был хаос. Но! Если бы, например, разрушились догматы православной церкви, то сейчас там бы уже все развалилось, как на Западе сейчас разваливается». Там, где духовность — всегда подчинение. Там где творчество — подчинение. Потому что только в ограничении воли — свобода.

О режиссерах. «Режиссер ставит всегда, по большому счету, один бесконечный спектакль». Сейчас вообще какая-то тенденция проявилась — режиссеры не ставят пьесы, а делают их авторские трактовки. И при этом почему-то оставляют имя автора. Притом, что от автора ничего уже не осталось. Это очень безответственно со стороны режиссеров. «Я в последнее время не смотрю, как ставят мои пьесы. Боюсь, сердце не выдержит…» — грустно улыбается Иван. И рассказывает, как недавно к нему подходили восторженные режиссеры из одного театра и взахлеб рассказывали, что поставили его пьесу «своими словами». То есть прочитали текст и пересказали, как они сами это поняли. «То есть… Они фактически убили текст. Это то же самое, если бы я рассказывал своими словами о песне. Вы представьте, что я выхожу такой на сцену и говорю — я расскажу вам о песне Земфиры. Там, значит, стоит такая Земфира и поет. Ну, сначала она так тихо поет, а потом погромче. Вот. И там про любовь, как я понял…. И что? Где там Земфира? Не могу я, одним словом, смотреть, что делают режиссеры с моими пьесами. Тяжело».

Во второй день Иван прочитал свою пьесу «Иллюзии» и мы делали ее анализ.

[Почитать: Паламишев «Мастерство режиссера: Действенный анализ пьесы»].

О белорусах. «Белорусы, вы такие хорошие! Я это вам без всякого кокетства говорю. Такие вежливые, такие скромные! Очень вы мне нравитесь!»

P.S. Посмотреть:

«Тайна Келлc (The Secret of Kells)», Томм Мур
«Выход через сувенирную лавку (Exit Through the Gift Shop)», Бэнкси.

Почитать:

Паламишев А.М. «Мастерство режиссера: Действенный анализ пьесы» (1982)
Кен Уилбер. «Интегральная психология»
Павел Флоренский «ИКОНОСТАС»
Лосев «Диалектика мифа»

@темы: утро туманное, онтологические замечательности

15:33 

Перелет: до, во время и после.

To the Lighthouse
За два дня, проведенных в Москве мы обошли всю Третьяковку и Музей Востока (не весь). Заглянули в "Фаланстер", где я добыл-таки "Пение известняка" Ильичевского. Н.М. говорит, что это лучшая его книжка. Проверим. Зашли в Храм Христа Спасителя. Выйдя, признались друг другу, что оба побороли мысль вскочить на амвон и что-нибудь запеть. Пришли домой, выпили портвейна (было збс, спасибо папе Н.М.), поспали и поковыляли к аэроэкспрессу.
Свободных мест не оказалось, поэтому ехали сидя по-турецки в проходе. Монич читал Розенберга, я задумчиво поглядывал на пассажиров. Пассажиры задумчиво игрались с айфонами. В аэропорту оказалось, что рейс задерживают на два часа, а регистрацию нет. Я хлюпнул носом и простился.
На регистрации сказали, что за чемоданчик с перевесиком нужно платить деньги в кассочку. Я возмутился. "У меня же два местечка в билетике," - сказал я. Я было подумал, не совершить ли акт коррупции, но тетенька оказалась невозмутимой. Распаковал чемодан, который мы до того старательно заматывали в пищевую плёнку, переложил книжки в торбу и доплатил. Эти суки принимали только рубли, пришлось менять. На оставшиеся рубли купил в дьюти-фри блок "Кента" с подушкой-хомутом в довесок.
Борт назывался "Федор Достоевский". Это навевало. Летели долго. Стюардесса средних лет, бешено вращая глазами, выдыхала в лицо каждому: "Фритатта ор чикен?! Фритатта ор чикен?!". Взял фриттату. Она оказалась омлетом.
В Шанхае взял такси, оно привезло меня в гостиницу. Номеров не оказалось, то есть как, всё-таки оказалось, но номера проблемные. "Как так?" - "Кондиционеры очень уж там свирепые, холодно". Учитывая, что ночью за окном было +32, я отмел все предрассудки и согласился. И очень правильно сделал. Если не придираться к трем прожженным дыркам в ковре, всё было по высшему разряду: мягкий аэродром для спанья, ваумна со всеми прибамбасами, интернет и проч. Позвонил Скалабану (он в Японии). Поприветствовали друг друга через море, после чего я ушел спать. Сны на другом конце Евразии оказались какими-то совсем новыми, местными. Спал и о*евал:)

Под крылом самолета о чем-то поет, кажется, Казань.

@музыка: Пелагея

@темы: шинуазри, утро туманное, solo

06:25 

Утро туманное

To the Lighthouse
Вчера вечером бродил по Нанкинской улице. Нашел лавочку, где продают книжки на вес, чему несказанно обрадовался. Взял 300 граммов Сань Мао. Купил лимонаду и отправился глазеть на вывески, бутики, клубы. Из подворотен на меня лезли китайцы, которые предлагали "масясь", "swatch watch", "ladies and such", "gay bar maybe".
Посмотрев очередную серию "Безумцев", лег спать.
А утром дверь в комнату открылась, и вошел узбек Ислам. Теперь мы живем вместе.

@музыка: Hugh Laurie

@темы: утро туманное, шинуазри

К маяку

главная