Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: тихий ужас (список заголовков)
14:43 

гудвингингемаэллимакимерседес

To the Lighthouse

Утром 19 января 1943 года Господь Бог увидел сердитые и горькие сны. Бодрствовать сердито Он себе никогда не позволял. По изнанке Его папиросных век лихо вытанцовывала безграничная людская тупость, фордыбачила недогадливость и отплясывала лень. «О милостивый Я, - думал он, - почему до них никогда не доходит? Сначала этот графоман Баум, сценарист, халтурщик! Потом Волков. Ладно, второй, положим, талантливее… Но к чему ей дом, зачем назад? Они имени даже ее не расслышали. Я один, Я один, Я один…» Когда Бог проснулся, в Его сознании выкристаллизовался стройный и точный план. В нем все было по-честному. «Она придет сама, а эти бездарности будут на самых целых и чистых страничках энциклопедий и другие бездарности поставят по их книженциям худшие спектакли в лучших театрах мира. А дети им поверят. Но ненадолго: Алан и Астрид, милые Мои солнечки, спасут их сны и напишут хорошие, истрепанные странички».
«Порт-Артур, - улыбнулся Бог, - она ведь герой». Брови сошлись на переносице. «Нет, ладно. Техас. Но не Канзас, Канзас – никогда. Порт-Артур в Техасе. А что, она такая… Вот и славненько, вот я и молодец». Опомнившись, он заплакал.
***
Чего говорите?.. В эту дырочку? Так вот. Любимая книжка? Я читала засыпающей Дженни «Мудреца из страны Оз», когда союзные войска еще не высадились в Нормандии, а родной завод продолжал сбывать в Европу холодильники. Это уёбище уже пило в три горла, поэтому первыми словами Дженни были «No-no-no-no, don’t you cry». Это я во сне расплакалась, а она меня разбудила. Пальчиками мне слезы вытирает и лопочет что-то, как птичка. Стала ее успокаивать, убаюкала, легла. Потом только поняла, что это она меня утешала. Разнервничалась, пошла на кухню, взяла сковороду – подарок милой свекрови – и захерачила храпящему благоверному по черепу. Да вот пьяного разве пришибешь? Проснулся, скотина, и говорит: «Чей-то голова болит… Пива нет?»
Разве нормальный ребенок выдержит такое? Пёс наш и то не выдержал: сорвался однажды с цепи и убежал неведомо куда. У нее годам к пятнадцати крыша и поехала. Сначала из бара по ночам не вылазила, слушала, как там эти черножопые горло дерут. Иду однажды с работы, смотрю, а дочь моя натырила где-то желтых кирпичей и дорожку у дома ими выстелила, оторвала калитку (откуда же силы взялись) и дальше по тротуару выкладывает. Как треснула я ее тогда шваброй, так впервые она из дому и убежала. Я неделю на валокардине, а она заявляется с каким-то патлатым выродком и говорит, так и так, мама, он у нас будет жить. В жопе он у нее будет жить.
Потом сбежала насовсем. Ничего с собой не взяла, только маки с грядок посрезала. Из университета ее вытурили потом за пьянку. Ох болело сердце тогда. А потом значит, через пару лет из Лос-Анджелеса мне шлет фотографию, мол, мамуля, все торчком, живу и радуюсь, сбылися мои изумрудные мечты. Глянула на ее морду: батюшки-светы! Страх! Ноги мои и отнялись. Мой урод, естественно, свалил к другой моментально. Стала меня сестра из социальной службы навещать, милая такая девушка. Я при ней ни поссать ни посрать не решалась.
А потом, значит, вся страна дочь мою узнала. Голос какой был! Это ж как пить надо было, чтоб до такого допиться! Хрипела изо всех дырок, ну чистая черножопая. Соседская ребетня в гости ходила, восхищалась. А ни письма тебе, ни фотокарточки.
А значит, как сейчас помню, пятого октября в четыре утра мне в дверь заколотили. Пока переползла в коляску с постели, чуть дверь к чертям не вынесли. Выкатываюсь на крыльцо, смотрю: мать моя женщина, народу тьмища, все как один уроды обдолбанные. Говорят мне, вы, значит, ее мать, вот вам от нас машина, как она хотела. Померла ваша дочь.
Еле откачали тогда меня. Говорят, она героином наширялась и подохла. Что мне с этой машиной делать? Ржавеет потиху. Одна я теперь… Шли б вы отсюда, у меня от вас сердце болит. Выключайте свой диктофон.
***
Все вышло, как и было задумано: Бог сидел за рулем Мерседеса, а она впервые за многие годы спокойно уснула на заднем сиденье, укутавшись в клетчатый плед. Туман прокрался в открытые окна и испортил им прически. Холодно не было: в Бенцах самые современные системы отопления. Машина покачивалась на волнах красного моря маков и из динамиков доносилось: «Oh, Lord! Won’t you buy me...» Оба улыбались. Она во сне. Он – наяву.
P.S. Ровно 48 октябрей назад в отеле Лос-Анджелеса ушла из жизни Дженис Джоплин. Помолитесь своим богам, чтобы у этих двоих никогда не кончался бензин.

@музыка: Janis Joplin "Don't Cry", "Kozmic Blues"

@настроение: люблю всех

@темы: кофе ночером, тихий ужас

21:14 

Оторинолоринголог, да святится имя твое!

To the Lighthouse
Черт, почему их трое? Черт! Черт! Начинаю пунцоветь, предчувствуя.
- Садитесь, - холодно так бросила.
Заполняет чужую карточку. Я собираюсь с мыслями.
- Что у вас?
- Доктор, понимаете, я мыл ухо.
- Похвально.
- С мылом.
- Да?
- И водой...
- Ценю.
- Мыло проскользнуло мне в ухо.
- Как... Целиком?
- Нет- нет! Частями, частями...
- А...
- Я его с понедельника не могу достать.
- Что же вы?
- Да вот...
- Серьезно?
- Да.
- Вот так вот.
- Понятно.
- Доктор, я понимаю, что у меня проблемы не с ухом, а с мозгом, но может вы все-таки заглянете туда?
От смеха у врачихи слетел с головы и чуть не разбился рефлектор.
Ухо отстряли, промыли, закапали борной кислотой. Я порхал, я летал...
- Может вам освобождение дать от физкультуры?
Мое чувство юмора скрасило жизнь целому врачу и двум медсестрам. Жри, Омелюсик!

@музыка: The Beatles - а капелла (сама музыка в правом наушнике)

@настроение: Я летаю, я - в раю

@темы: сумбур, тихий ужас, щастье

19:29 

Жизнь неумолимо продолжается

To the Lighthouse
Не понимаю, как жизни удалось сделать из меня закоренелого интроверта, потому что в детстве я не мог и на пять минут остаться в комнате один. У меня приключалась шумная истерика: слезы, сопли, белужий вой. Впоследствии что-то во мне постепенно стало меняться. Дошло до того, что сейчас мне без людей лучше, чем с людьми. Но все бы хорошо, если бы не ноябри.
В ноябре у меня обостряется сам не знаю что. Видимо, заряды позитива (ненавижу это слово, но оно здесь лучше всего подходит), полученные в августе, расходуются и мне начинает казаться, что все меня бросили, перестали любить и вообще.
Сегодня первый день этой осени, когда мне так показалось. Меня все бросили. Я гнетуще один. И рассказ про Хемуля, который любил тишину, Туве Янссон, видимо, ненароком списала с меня.
lib.ru/JANSSON/hemul.txt
Дорогие! Понуждайтесь во мне, пожалуйста! Недолго, только месяц. Вы мне так нужны. А я этим месяцем буду жить еще целый год. Если не захотите во мне нуждаться, не надо. Но если лично ты, ты, ты и ты не будете во мне нуждаться, я вас поубиваю. А потом себя.
Всё.

@музыка: Тишина

@настроение: делаю вид, что все хорошо

@темы: solo, во мне, тихий ужас

21:22 

Впервые меня рассмешил баш

To the Lighthouse
wizard on duty : до нового года мы не потрахаемся
yyyy : Фу, как грубо
wizard on duty : ой
wizard on duty : сорри
wizard on duty : до дня, когда шумный декабрь сменяет похмельный январь мой нефритовый стержень не потревожит твою пещеру наслаждений

@темы: Фрейды Фриды, тихий ужас, щастье

18:42 

Стриженый ангел или Жертва Герасимовны

To the Lighthouse
С парикмахерской мои отношения всегда были крайне натянутыми. Как говаривал дедушка Ф., закатывая рукава и потирая руки от предвкушаемого удовольствия, полезли в детство. Во всем виновата одна ужасная женщина с размалеванной мордой и рыжими шестимесячными кудрями. В первой половине последнего десятилетия прошлого века ей случилось занимать пост заведующей питерского садика, куда мне выпало ходить каждый день и долбить там суровый асфальт непростых детских отношений от звонка до звонка. Едва мама ввела меня в ее кабинет, заведующая поджала губы, несколько сдвинула скальп назад и тихо, но сурово проговорила с интонацией, как будто моя милая мама – дебил и вообще не соображает: «Ребенка надо стричь!» Видя наше замешательство, она задумчиво поглядела в окно, забарабанила малиновым маникюром по лакированной крышке стола и пропела вдаль на выдохе: «Вшииииииииии». Потом она определила, в какой коллектив меня внедрять, и мы с мамой покинули ее кабинет, оставив женщину один на один с нелегким делом заведования дошкольным учреждением. «Дура» - обозвала потом ее мама.
Как чрезвычайно шли мне мои ангельские кудри! С ними мой образ представлял собой гармоничную эстетическую целостность, единство и борьбу противоположностей: я походил одновременно на ангела с пасхальной дореволюционной открытки и на юного бунтаря Володю Ульянова, чьи кудри к семнадцатому году уже настолько затерялись в круговороте веществ, что вполне себе могли стать кофейной гущей, оседающей на фарфоровых стенках чашки, еще хранящей тепло тонких аристократических пальчиков какой-нибудь там Елизаветы Боулз-Лайн, в будущем королевы-матери. До сих пор помню свое эффектное дефиле по вестибюлю цирка в дефицитном бархатном чехословацком костюме, с каштановыми кудрями и тщеславным видом. Было мне три года. А тут – стричься…
Да, вот сидел я сегодня в парикмахерской и наблюдал. Нет, не те уже парикмахерские, ой не те. Сегодня там к детям особый подход – кресло с рулем, забавный фен в виде дракона там, хуе-мое. Вот когда я был ребенком, парикмахерская была другая. Вместо зеркал и радужных стен с манящими хайрастыми фифами, меня встречал щербатый кафель, пузырястый линолеум и три улыбки металлурга: парикмахерши Герасимовны, маникюрши Наташи и заведующей Любовь Степановны. С матерью к мастеру было нельзя. Герасимовна с суровым видом выслушивала невнятные указания и отправляла маму ждать в коридор: «Ладно мамаша, вы ему еще в жопку маслица напихайте, у вас мужик растет, без вас тут перетерпит двадцать минут. Пральна гаварю?!!» Я подпрыгивал в кресле и внутри у меня все холодело. Пытка начиналась.
Герасимовна втыкала в розетку машинку «Мозер» и начинала скоблить мой скальп. Женщина она была крупная, с тяжелой рукой, поэтому мои еще неокрепшие шейные позвонки не могли противостоять ее напору. На второй минуте она остервенело выключала машинку и глядя мне в глаза через зеркало сквозь зубы цедила: «Не будешь ровно голову держать, шкет, хуже будет». Потом брала меня за вихры, закрепляла череп в удобном для нее положении, вдаряла мне промеж лопаток, чтоб не сутулился, и продолжала процедуру.
Она относилась к процессу стрижки творчески: стригла всегда по-разному, с применением рационализаторских методик типа «пытка зубастыми ножницами» (ими обычно края и челку простригают – Герасимовна выскубывала этим орудием мне волосы на всей площади головы), «снятие скальпа массажной счеткой во время укладки», «ровняние челки в течение десяти минут» (волосы – в глаза) и коронный номер – «самум» (горячая струя фена направлялась в лицо, так что все слизистые оболочки пересыхали, краснели и воспалялись). Несмотря на все ухищрения, на меня после стрижки смотреть без слез невозможно было и первая лексема, вырывающаяся из мозгового загона любого человека, меня лицезреющего была, конечно, «обкорнали».
Герасимовна всегда стригла плохо и так, как хотелось ей. Она лучше знала. «Кожа должна дышать!!» - басом кричала она. Несмотря на то, что сильные руки Герасимовны росли из ее не менее могучей жопы, человеком она была ответственным и добросовестным. Парикмахерская находится на полпути от моего подъезда до остановки троллейбуса. Так вот, темными зимними утрами, часов этак в шесть, моя мама, человек военный, спеша по вызову в часть на тревогу, видела, как Герасимовна топчется под закрытой еще парикмахерской. Воистину, точность –вежливость королей!
А сейчас что? Тьфу! Очередей в парикмахерских нет, тебя там постригут хоть сяк, хоть эдак, улыбнутся двести раз помогут слезть со специального развлекающего стула, пищащего и сияющего огнями, и еще сдачи в кассе дадут. Эх, не вырастет из нынешних детей людей, не вырастет…

@музыка: БГ - Город золотой

@настроение: Кот, зараза, чуть елку не опрокинул

@темы: solo, во мне, тихий ужас

11:30 

Меня тут не стояло

To the Lighthouse
По-моему, самый кошмар – это когда близкий человек начинает тобой немного тяготиться. Вернее как, он не то чтобы начинает, а просто в нем неосознанно это тяготение может проступить. А может, черт подери, и не проступить. Вот в чем проблема. Поэтому когда по телефону спрашивают: «Ну, что-нибудь скажешь еще хорошего напоследок?», внутри всплывает сон великой Фаины Раневской, где она идет по тенистой аллее, а впереди в легкой дымке бредет он – милый, милый Пушкин. Она бежит к нему, тряся грудью и задыхаясь, догоняет, плачет от счастья. Он оборачивается, смотрит на Фаину печальными глазами и протяжно говорит: «А, это ты, старая блядь… Заебала ты меня со своей любовью...»
Воспоминание об этом сне проносится в мозгу со скоростью света, и вместо того, чтобы на полном серьезе и без всякого пафоса сказать: «Спасибо, милый друг, за то, что ты есть в моей жизни, я тебя очень люблю!» язык сам сухо промямливает: «Да нет, в принципе, ничего… Пока, наверное…» Кладешь трубку и думаешь: «А что ничего? В каком принципе?»
Если что, то во всех этих моих комплексах прошу винить старую блядь Раневскую. Я тут ни при чем. Меня тут не стояло. Не стояло. Да.
Зигмунд, лежать тихо!

@темы: во мне, тихий ужас

21:01 

Объявление

To the Lighthouse
Молодой безработный домохозяин Миша познакомится с молодой, сексуально-эротической(!), большой (!!) женщиной.

@темы: тихий ужас

14:46 

To the Lighthouse
НТВшный репортер фирменным страшным голосом говорит: "Растерзанная Кристина до сих пор приходит к маме во сне..." И так трагически замолкает. (Программа "Особо опасен").
Я, вообще-то, совсем не агрессивен. Но сейчас почему-то хочется разбомбить НТВ, а потом все лично после них хлорочкой посыпать.

@темы: тихий ужас

16:13 

Я ехала в "Детгиз", я думала - аванс...

To the Lighthouse
Книга болгарского писателя Йордана Радичкова «Ние, врабчетата» издавалась в Москве трижды: в 1983, 1985 и 1988 годах. Естественно (куда же без этого), в разных переводах. Поскольку имена титанов древней советской балканистики Интернет утаивает, обойдемся без них.
Итак, переводчик №1 не долго думая (и правильно) перевел название как «Мы, воробышки». Советские дети получили милую книжку про серых городских птичек, которых увековечивали в литературе исключительно детские писатели (все мы знаем: взрослые под ноги редко смотрят, так как это святой долг и прерогатива ковыляющего на неокрепших и пухленьких).
Но тиража, видимо, не хватило: он целиком исчез в ненасытной пасти простого советского ребенка. Издательство стало пухнуть от гневных писем родителей, жалоб («Вы там что, все с ума посходили?!..») и наскальной детской живописи, требующей продолжения. Но вот беда, набранные два года назад свинцовые матрицы с текстом поела типографская моль. Пришлось вызывать чрезвычайно занятого человека – другую переводчицу с болгарского, у которой, между прочим двое детей. Переводчица выпила кофе и на утро явила миру чудо – новый, исправленный и дополненный, перевод. Ура, товарищи. Но бедной женщине (да простит меня Геродот, если это был мужчина) захотелось остаться в истории литературной мысли, для чего она изменила в названии букву «Ы» на букву «У». Не знаю, как вам, а для меня воробышки из-за этого превратились из самостоятельного субъекта в материал. «Мы, воробушки» - декларация прав продуктов продовольствия. Дорогая, тебе на хлебушек воробушка намазать?
Шло время, кормимая западом болгарская оппозиция крепла и ширилась. Недовольство КПСС и советского народа росло. Надо было что-то думать, а то шестнадцатая республика возьмет и отвалится ко всем чертям со всеми своими Варнами, Бедросами Киркоровыми и мебельными гарнитурами как у людей. Третий перевод книги Радичкова стал четко спланированной диверсией. Название «Мы, воробьишки» внушало глубинное отвращение сознательной общественности к Болгарии в целом и к ее литературе в частности. Попранная советским сапожищем, Болгария опомнится и устремится назад, в лоно партии. Ан нет! Глава компартии Болгарии Тодор Живков был смещен, воробьишки не отстояли.
Так теперь и пылятся, наверное, на полке где-нибудь в центральной детской библиотеке им. Крупской (№14а) три перевода одной книжки про серых птичек. Ну что ж, «ликуваме ние в гнездото, че сме излезли най-после на свобода…»

@темы: онтологические замечательности, тихий ужас

18:47 

To the Lighthouse
Ну ничего. Теперь я знаю, как это. Спускать с восьмого этажа чугунные ванны. Разгружать по четыре тонны песка. Носить хрупкий гипсокартон по лестничным пролетам.
Но Боже! Халтурить с ними мне не доставляет никакого удавольствия! А! А! Болваны! Болваны во тьме...
Неболван, выздоравливай моментально.

@музыка: Manu Katche - Lo

@настроение: "Пролетариат? У меня нет знакомого с таким именем!" (С. Дали)

@темы: во мне, громкий ужас, тихий ужас

11:14 

В одном из неснятых фильмов...

To the Lighthouse


Видишь, Сорокин, у Феллини в неореализме тоже так. От манеры Евгения Матвеева в «Любви земной» не отличишь. Так что я ошибался, это не соцреализм, а просто третья четверть двадцатого века.

@темы: тихий ужас, кофе ночером

18:20 

Переводчики с китайского не переведутся еще лет 1000...

To the Lighthouse
Оригинал:
麻将桌上白天也开着强光灯,洗牌的时候一只只钻戒光芒四射。白桌布四角缚在桌腿上,绷紧了越发一片雪白,白得耀眼。酷烈的光与影更托出佳芝的胸前丘壑,一张脸也经得起无情的当头照射。稍嫌尖窄的额,发脚也参差不齐,不知道怎么倒给那秀丽的六角脸更添了几分秀气。脸上淡妆,只有两片精工雕琢的薄嘴唇涂得亮汪汪的,娇红欲滴,云鬓蓬松往上扫,后发齐肩,光着手臂,电蓝水渍纹缎齐膝旗袍,小圆角衣领只半寸高,像洋服一样。领口一只别针,与碎钻镶蓝宝石的“纽扣”耳环成套。

Мой перевод:
За окном светло, а над столом для мацзяна горит яркая лампа, так что когда игроки перемешивают костяшки, блики от колец с бриллиантами мелькают повсюду. Скатерть, края которой привязаны к ножкам стола, простирается снежно-белой, до рези в глазах, пеленой. Беспощадный свет выхватывает из темноты изящный силуэт Цзячжи, а то и вовсе безжалостно показывает ее лицо. Морщинки легкого недовольства пробегают по узкому лбу, волосы собраны небрежно, однако тщетной была бы попытка украсить это и без того прекрасное лицо. Накрашена она весьма сдержанно, лишь алые губы искусно очерчены. Локоны с висков убраны наверх, волосы достают лишь до плеч, обнажая руки. Ярко-синий муаровый ципао доходит до колена, закругленный воротничок высотой всего в полдюйма скроен на европейский лад. Брошь на воротничке подобрана под «сережки-пуговички», виртуозно инкрустированные сапфирами.

Переводчик Google:
Маджонг Игра также в дневное время свет лампы, случайный выбор только тогда, когда ослепительное бриллиантовое кольцо. Белая ткань связали ноги по углам, затянул все более и более снежно-белый, ослепительно белый. Свет и тень более суровым и жестоким ухода лучших Вальс Чикаго грудь, лицо может выдержать безжалостный принять воздействию свинца. Несколько резких узкой количество жира нога смешанные, не знаю, как до этого прекрасного подарок несколько деликатных гексагональных лицо. Лица макияж, только две части искусно созданные тонкие губы смазывается света коры, Цзяо Хун капель, Yunbin пушистые кисти вверх, после волос вокруг плеча, голые руки, длиной до колен электрического синего атласа Cheongsam пятна образец воды, небольшой одежды филе получать только половину дюйма высокий, в западном стиле. Контактный воротник, шипованные сапфир и алмаз штук, "кнопка" серьги.

Думайте сами, решайте сами...

@темы: тихий ужас

15:32 

To the Lighthouse
Встретил в литературном обзоре словосочетание "метод копипейста". Это ж какую смелость надо было иметь, чтоб так написать... Я, в принципе, сам за суси (а не суши) и Ли Аня (а не Энга Ли). Но чего-то вот меня покоробило.

@музыка: Alina Orlova - Mutabor

@темы: чучух-чучух, тихий ужас

00:40 

Мороз по коже

To the Lighthouse
23:22 

Талисман Сочи-2014

To the Lighthouse
Зайка – самая активная жительница зимнего леса. Ее друзья всегда удивляются – и как она все успевает!? Ведь Зайка не только успевает учиться в Лесной Академии на «отлично», помогать маме в семейном ресторанчике «Лесная запруда», но и участвовать в различных спортивных соревнованиях. Зайка уверяет своих друзей, что у нее нет никакого секрета: просто она очень любит спорт. А еще она любит петь и танцевать.

Мама родная! Это официальный текст! Спасайтесь! Брежнев ожил, октябрята-зомби выходят на ночные улицы. И "пурга заметает наши тюбетейки"...

@темы: тихий ужас, кофе ночером

01:28 

Муратова в Минске

To the Lighthouse


Кира Муратова и так не всегда благосклонна к журналистам, а тут еще мальчик совсем немножко дурак.

@темы: тихий ужас

01:34 

To the Lighthouse
Баннеры в ЖЖ зачем-то сообщают, что 8 июня - Всемирный день океанов. С прошедшим вас, океаны!

@темы: тихий ужас

01:14 

To the Lighthouse
Сижу я здесь в Минске за компом. А этот кто-то сидит в Колорадо за компом. И нас РЕАЛЬНО только двое. И оба не можем скачать фильм, потому что какой-то китайский синефил соскочил с раздачи. Скоро буду брать штурмом самолеты с фестивальными копиями((

@темы: кофе ночером, тихий ужас

21:26 

To the Lighthouse
Факультет международных отношений БГУ.
В лифте беседуют две пятикурсницы:
- Блииин, международник вообще самая ненужная профессия...
- Да, дизайнером и то лучше.
Задумчивая пауза.
- Я купила вот два киндера - ни в одном мышки нету!
- У тебя что, идея-фикс?
- Да. Мне нужна коллекция мышек-врачей. Я вчера, ссука, купила ПЯТЬ киндеров, а мышек у меня как было две, так и сейчас!!!

@темы: онтологические замечательности, тихий ужас

19:15 

Шок!

To the Lighthouse
Две новости от китайской профессуры:

1. Китайские суеверия про четверку (число смерти) не исконны, это заимствовано из Японии. Для совсем древнего китайца четыре - хорошее число.
2. Возникновение буддийской иконографии обусловлено традициями эллинистической культуры и многим обязано Македонскому, доковылявшему до Индии.

Как хотите, так и живите теперь с этим.

@темы: тихий ужас, шинуазри

К маяку

главная